Сосна и скорость!

Недавно я познал истину – можно бесконечно ходить по одной тропинке и увериться в том, что знаешь о ней все, но стоит только пройтись по ней с проводником и перед тобой тут же открываются ее тайны о которых ты и не подозревал. И еще, как не увлекательно заниматься организацией экскурсий, но быть экскурсантом – удовольствие особого рода. Кроме того, событие, участником которого мне довелось быть, вызвали мысли, казалось бы, из разряда «оксюморон» – о сосне и скорости.

Событие следующее. Компания СИБУР Тольятти создала замечательную традицию. Раз в год она организовывает двухдневные экотуры в которые приглашает журналистов и блогеров. В этом году был юбилейный 5 экотур. В первый день мы разбирались в вопросах воздушной среды города и его сточных вод. О том что меня удивило я рассказал в предыдущей заметке «Как они рождаются?» Побывали в национальном парке Самарская Лука.

Маршрут второго дня путешествия предполагал посещение уникальных боров – Муранский и Рачейский. В роли экскурсоводов выступили: Фадеев Александр Леонидович – главный лесничий Шигонского лесничества; Сергей Абанин – консультант управления региональной экологической политики департамента охраны окружающей среды министерства лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области; Саксонов Сергей Владимирович – заместитель директора по научной работе Института экологии волжского бассейна, д.б.н., профессор; Андрей Крючков – кандидат географических наук, член Русского географического общества и Русского ботанического общества; Андоскин Андрей – лесничий Рачейского лесхоза.

2017 год – год экологии. Всем было любопытно, что привнес этот статус в работу тружеников леса.

– Мы как работали, так и продолжаем работать, планомерно делаем свое дело, – сказал Александр Леонидович. – Благодаря большему вниманию СМИ к теме экологии, в этом году заметно увеличилась помощь волонтеров. Они помогают убирать мусор, высаживать саженцы, оборудовать места отдыха с лавочками, беседками, костровищами.

Фадеев Александр Леонидович – главный лесничий Шигонского лесничества

Но и в год экологии идет вечная борьба светлых и темных сил. Волонтеры лес облагораживают, а племена диких неандертальцев разрушают. Ошибочно ученые утверждают, что эра первобытного человека давно завершилась, нет, он еще жив этот... чудак.

Все же до чего же ученые увлеченные люди! И как лихо они умеют заражать своей увлеченностью. В процессе рассказа о Муранском боре, выяснилось, что мы находимся в квадрате, который относится к типу леса – сосняк злаковый. Здесь растут не очень то и старенькие сосенки, лет всего по 130 – 190 и если есть желание посмотреть процесс определения возраста сосны, то нам прямо сейчас это могут продемонстрировать.

Есть ли у нас желание?! Да, мы до этого дня только и жили этим желанием! Андрей Крючков тут же извлек из багажника машины инструменты и бодрым шагом стал углубляться в чащу, мы стайкой побежали за ним, не дай бог что-то упустить.

Этим инструментом, мерной вилкой (ей, между прочим уже 60 лет), измеряют диаметр ствола.

Затем в ствол ввинчивается полый бурав из которого аккуратно извлекается керн. Он и есть ценный источник информации о дереве. Внимательно изучив рисунок керна, ученый может определить возраст деревца и рассказать в каком году условия для роста были благоприятными, а какой год принес испытания.

Наша сосна в диаметре имеет 68 сантиметров, ее возраст, приблизительно, 180 лет! И жить ей еще долго и, надеюсь, счастливо. Признаюсь, я зауважал деревья, что меня окружают. Ведь и они, так же как и мы, рождаются, взрослеют, переживают дни радости и печали, видят и знают много, но не могут обо всем рассказать и совершенно беззащитны.

Существуют роддомы для деревьев, правда, называют их питомниками. В один из них мы заглянули по пути в Рачейский бор. Этим сосенкам чуть больше года. Представляете, сколько у них всего впереди! Медленно, очень медленно растут и зреют деревья.

Пока добирались до начала маршрута по Рачейскому бору, Андрей Андоскин рассказывал о нем, о своих владениях. Показал громадные участки, которые в 2010 году за несколько дней выгорели дотла. Сейчас их восстанавливают, высаживая ту самую малышню. И то, с какой любовью Андрей рассказывает об этих сосенках, вызывает глубокое уважение. Ведь для того, чтобы бор обрел утраченный вид, должно пройти лет 100. Кто из нас увидит этот результат? А они, эти обыкновенные люди, каждый день делают, делают и делают свое дело. И часто им приходится преодолевать могучую стену то ли недопонимания, то ли невежества земляков.

В день посещения нами Рачейского бора стояла жаркая погода. Был объявлен повышенный уровень пожароопасности. И так случилось, что именно в этот время появилась группа туристов, намеревавшаяся провести ночь в бору.

Андрей Андоскин подошел к туристам и стал разъяснять об опасности пожара, о запрете разведения огня. И эти взрослые, достойные люди вдруг залепетали:

– А если мы разведем костер не в бору, а в этой посадке? А если мы будем использовать примус? А где заканчивается бор и начинается посадка?

Для чего эти бестолковые вопросы? Человек, раз познавший страшную силу огня, не станет заниматься подобным словоблудием. Однажды я оказался среди вспыхнувшей травы и тростника. Мгновенно огонь разбежался на десятки метров. Мы, высунув языки, пытались его залить, затоптать, засыпать. И когда, казалось, что мы победили, вдруг откуда-то выстрелил малюсенький уголек, он искрой пролетел несколько метров и все началось с начала. Тогда я понял, огонь можно потушить только тогда, когда он это позволит сделать. Огонь, поверьте – это очень страшно! 180 лет живет та сосенка, а сгореть может в считанные минуты. Это о скорости.

А Рачейский бор красив! Полон чудес и загадок. Сколько раз я ходил по тропе, по которой мы шагали с экотуровцами, сосчитать сложно. Казалось бы, все здесь знакомо. Но Сергей Владимирович, профессор, д.б.н., ненавязчиво дал урок, не спеши успокаиваться в своем познании. Случилось этот так. Мы бродили по каменным лабиринтам и Сергей Владимирович все время повторял: «Он должен здесь быть!» И вдруг его возглас: «Вот он!» И познакомил нас с папоротником многоножка обыкновенная.

Знакомьтесь, папоротник многоножка обыкновенная

Обыкновенный он для Урала, а вот для наших мест, оказывается, гость редкий. Вот что значит путешествовать с опытным, знающим проводником!

Саксонов Сергей Владимирович – заместитель директора по научной работе Института экологии волжского бассейна, д.б.н., профессор, отвечает на наши вопросы

У экотура есть добрая традиция – что-то уносить из леса. И на этот раз на небольшом участке, возле оборудованного места отдыха, мы собрали целый мешок, литров на 50, пивных бутылок. Повторюсь, это все с маленького участка. Удивительное создание человек. Он может тащить на себе десятки килограмм полных бутылок, но забрать с собой пустые, ничего, практически, не весящих – уже не под силу, хваленной крутизны уже не хватает.

Маленький фрагмент Рачейского бора

Два дня Экотура-2017 получились невероятно богатыми на встречи, на беседы, на полученную информацию, на впечатления и эмоции. В эпоху, когда взгляд редко отрывается от экрана смартфона, мы, такие разные, оказывается, способны оглянуться вокруг, услышать друг друга и найти общий фокус мысли и действий. Огромная благодарность СИБУР Тольятти за реализованную идею экотура, за возможность общения, за открытость. Всем экотуровцам за удовольствие быть с вами. Отдельная благодарность Елене, Екатерине, Ирине, которые два дня терпеливо нянчились с без малого тремя десятками журналисткой и блогерской братией.

Приглашаю прочитать и эти статьи:

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментариев: 5 на “Сосна и скорость!

  1. Удивительные тайны хранит в себе лес. И всегда поражаюсь, что в нем какое-то другое пространство и время.
    И, конечно, грустно за человеков (именно так, не ошибка), которые оставляют после себя вот такие артефакты. Кстати, настоящий турист бережет природу, все уносит с собой.

    • Мария, точно, в лесу совершенно иное восприятие и пространства и времени. А может, действительно, оно там просто иное?

      Про настоящих туристов, полностью согласен. Я думаю, что человек разумный, культурный и по настоящему сильный и крутой (как модно выражаться) обязан так бывать в лесу, что после его ухода из него, даже зверь не должен бы обнаружить следы присутствия хомо сапиенса.

  2. Таким горе туристам, и другим любителям подчинить себе природу, хочется сказать: «Берегите природу, мать вашу!»
    Не знала о таком способе определения возраста дерева, думала кольца только по спилу можно сосчитать. А не вредно ли для дерева, пробуравливать его для взятия керна? Ведь на стволе остаётся рана.
    Только про папоротник подумала, что же в нём необыкновенного, и ты говоришь, что он обыкновенный для Урала, а не для ваших мест. Я думала, он во всех лесах растёт.

    • Валя, для дерева такой способ не вреден. Это, как у нас кровь сдать из пальца 🙂 Достаточно ранку у дерева замазать землей, а остальное оно само все сделает. Сосна, например, в считанные часы все сама обработает смолой.

      А насчет папоротника, так его и у нас много. Но они только при беглом взгляде все похожие. Но для ученых они очень разные. И именно многоножка для нас редкость. 🙂 Но, на самом деле. Если внимательно присмотреться, да еще сравнить листья, то различия начнут проявляться. И тот факт, что не каждый папоротник будет вот так на камни карабкаться, говорит о том, что они все же разные 🙂

  3. Большое спасибо,Александр,за интереснейший рассказ! Представляю как было интересно побывать на такой экскурсии! Лес -это чудесно! Там легко дышится и забываешь о заботах. Деревья -настоящие лекари. Встанешь под дерево и такое ощущение, что оно своей энергией делится, незабываемо! Выходишь из леса и лёгкость необыкновенная в голове и теле! Удачи!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code